ny
 
 
Главное меню
Главная
Новости
Творчество
Проекты
Участники
Весточки
Фотоальбомы
Контакты
Пресса о КИП
Маршруты, стоимость услуг
Школа юного туриста
Видеосюжеты
Информация для турагентств
Детская ежегодная комплексная экспедиция "КИП"
Историко-этнографический парк "Земля предков"
 
Рассказ про мальчика Тимошу. Печать E-mail
30.04.2019 г.
 Мы уже неоднократно рассказывали о мансийском мальчике Тимоше Пеликове, который попал с интернат для слепых и слабовидящих в В-Пышме. Мы взяли над ним шефство, стараясь помочь ему и семье Пакиных, в которую он попал после смерти матери.
 Периодически рассказываем о нём и о его жизни. Иногда обращаемся с просьбами помощи – например, собрать вещи для мальчика.
 Ныне хотели бы вас, уважаемые друзья, познакомить с нашим новым проектом. Мы подготовили его с нашим добрым другом, Андреем Гусельниковым, талантливым журналистом "URA.RU". Проект готовили долго, но всё ж таки он состоялся.
 Его и представляем вашему вниманию.
В тайге спасли слепого мальчика-манси. Как он теперь живет в городе.

Репортаж об уникальном ребенке северного народа.

 

11-летний Тимофей Пеликов - представитель народа манси. Мальчик почти ничего не видит - лишь слабо различает цвета. Неизвестно, какая судьба ждала бы его в «юрте» (до 10 лет он мальчишка не знал, что такое школа), если бы его не взяли на поруки туристы-этнографы: они добились его устройства в интернат для слепых. Теперь Тема - любимец учителей: читает по Брайлю, занимается бегом и выступает на сцене. На «URA.RU» - добрая история о хороших людях.
В Свердловской области осталось чуть больше 100 манси. Все они живут в Ивдельском районе. 11-летний незрячий Тимофей Пеликов - из Пома-пауля (мансийская деревня на несколько семей на речке Пома). Но история про слепого мальчика началась не там - она началась на поляне в 30 км от Екатеринбурга, где стоят юрты и пасутся северные олени. Это «Земля предков» - реконструкция поселка манси. Создал этопарк екатеринбургский турист и краевед Алексей Слепухин. Он со своей «Командой искателей приключений» не раз бывал в экспедициях на севере, изучая быт и культуру манси. Необычного мальчишку приметил еще несколько лет назад.
«Когда я в первый раз с ним столкнулся, ему было годика три-четыре, а его старшему брату Алексею семь, но он уже тогда хорошо матерился, - вспоминает Слепухин. - Их матери я в свое время говорил: «Татьяна, ты не тем занимаешься - детьми надо заниматься!». Она ни разу не возила их в Ивдель: дети не видели врачей, не были привиты». Три года назад женщина скоропостижно скончалась, вероятнее всего, от рака («Сгорела за два месяца» - говорит Алексей). Отец детей живет в поселке Полуночном, но он давно оторвался от родни и, по словам Слепухина, занимается непонятно чем. По факту мальчики остались сиротами.
Брат-опекун
Но у северных народов не принято бросать детей: на семейном совете воспитание пацанов поручили их двоюродному брату, 27-летнему Мише Пакину. «У него своя семья - жена, двое дочек (одной полгода, другой два), но он единственный среди родни молодой мужчина, и его назначили опекуном», - рассказывает Алексей. Это было лучшее решение: Миша - не только молодой и энергичный, но и непьющий (что очень важно для манси). В итоге Пакин оформил опекунство над братьями Пеликовыми.
Является ли слепота одного из братьев врожденной или результатом травмы, неизвестно (теперь это уже не установить). «Три года назад Тимоша еще что-то видел нижними полями зрения: поднимал голову и смотрел вниз, когда пытался что-нибудь разглядеть, - вспоминает Слепухин. - Сейчас у него осталось только цветоощущение: он по очертаниям предметов может их как-то определить. Например, когда в парке подходим к юрте, он спрашивает: «Это что за гора?».
Понятно, что перспектив на жизнь в тайге у незрячего никаких: до 10 лет Тимофей не знал, что такое школа. Вообще, все дети-манси учатся в интернате в Серове, но слепому ребенку нужно специальное учреждение. Несколько лет Слепухин доносил до Миши эту мысль - год назад (осенью 2019) опекун получил для Тимоши направление в интернат имени Мартиросяна в Верхней Пышме. Но оказалось, проблемы на этом не закончились, а только начались.
Человеческие связи
«Когда он прибыл в школу, там схватились за голову: анализов нет - есть только направление с диагнозом «плохое зрение», - рассказывает Алексей. - Какое плохое? Это ведь специнтернат!»
Если бы его руководители оказались формалистами, мальчик уехал бы обратно в тайгу. К счастью, в интернате работают нормальные люди. «Мы же в Верхней Пышме многих знаем (этнопарк находится на территории этого муниципалитета), а ученики интерната часто бывают у нас на экскурсиях, - говорит компаньон Алексея Наталья Бердюгина, директор этнопарка. - Поэтому директор не отказала нам в просьбе». Мальчика приняли, по сути, без документов - под обещание, что они будут сделаны.
«В течение двух дней ребенка провезли по разным больницам и сделали все необходимые анализы и обследования, - рассказывает Слепухин. - Причем, все делалось по знакомствам: если бы не человеческие связи, черта с два мы бы туда его устроили!» Обследование провели и в клинике микрохирургии глаза - в итоге Тимофей был зачислен в спецшколу уже с нормальным офтальмологическим диагнозом».
Другая проблема, которая сразу же возникла - вещи для ребенка. «Миша привез его с маленькой сумкой, в которой, пардон, пара трусов и пара носков, - рассказывает Алексей. - Мы бросили в соцсетях клич: скидываемся, кто чем может, девятилетнему ребенку. На наш призыв откликнулась множество людей. Была даже женщина из Краснодара Анжелика Скидан - она собрала кучу хороших вещей и отправила их посылкой. Мы отдали их Мише - что-то он увез в пауль, что-то оставил Тимоше в интернате. Эта же женщина прислала потом вещи для Мишиных маленьких дочек».
После устройства Тимофея в интернат шефство над ним и его семьей стало постоянным: теперь каждый раз, когда Миша Пакин приезжает в Екатеринбург, «Команда искателей приключений» встречает его и возит, куда надо (чаще всего, по больницам: у каждого из родственников - свои проблемы по здоровью: у младшей дочки - порок сердца, у пожилой матери - больные суставы). Все это отнимает немало времени (да и средств), но Слепухин считает это своим долгом.
«Они таежные люди и не ориентируются в городе, - говорит он. - Их мир вообще не стыкуется с нашим, он для них совершенно чужой. Представьте: вас привезли бы на север и поставили бы посреди тайги - «Иди»! А они сутками ходят по ней без проблем». Ночуют манси во время визитов в Екатеринбург не в городе, а в этнопарке - в юрте. «Мне здесь даже спокойней, лучше, чем в городе», - говорит Миша, когда мы встречаемся с ним во время одного из приездов.



Хозяйственный «трудяжка»
Удалось нам побывать и в интернате для слепых имени Мартиросяна, где сейчас находится Тимоша. В учреждении - удивительная атмосфера, которая бывает только в маленьких школах, где все, от первоклассника до директора, друг друга знают. Когда подходим к классу Тимофея, дверь соседнего кабинета распахивается, из нее выскакивает ученик и с криком «Сматываемся!» летит по коридору. А поскольку у него (как и всех детей в интернате) плохое зрение, он не видит, что «сматывается» прямо в руки директора. Все вокруг смеются. Директорша Нина Петровна Шелган отпускает парня с просьбой не носиться по школе и не сломать себе голову.
В интернате учатся слепые и слабовидящие дети со всей Свердловской области. Но не только - есть и дети из других регионов. «Бывает, родители специально покупают в Екатеринбурге или Верхней Пышме квартиры или оформляют регистрацию, чтобы устроить ребенка к нам в интернат, - признается Нина Петровна. - Некоторые на ночь забирают детей домой - у нас ведь не детдом! Но мы это не приветствуем: нам надо, чтобы они отдали ребенка нам. Чем раньше он начнет привыкать к самостоятельности, тем лучше. Родители, которые долго «держатся» за ребенка, своей гиперопекой мешают его развитию: они «висят» на нем, обихаживают, кормят, водят за ручку. Некоторые слепые говорят: «Я оторвался от родителей только на первом курсе института».
Тимофей (который, честно скажем, был не очень обременен заботами родителей), в свои 11 лет, по словам учителей - образец самостоятельности. Он прекрасно освоился в интернате и, как говорят, очень хозяйственный. «В первый же день сказал учительнице: «Хозяйка, день на дворе, свет-то выключай!» - вспоминает директор. «Неудивительно: у них-то в пауле нет электричества - только от генератора, а это бензин, это дорого», - объясняет Слепухин.
Правда, успехами в учебе Тимофей первое время не радовал. Основная проблема была в дисциплине родителей. «Он только войдет в рабочую колею, его заберут на каникулы, и могут привезти через месяц. А в прошлом году папа вообще увез его на каникулы и не привез больше в интернат, - вспоминает Нина Петровна. - Понятно, что есть объективные причины (разлилась река, не могут выехать), но ведь учебу запускать нельзя!».
Запущено все было настолько, что Тимофея даже хотели переводить в класс для детей с задержкой развития. Но нашли другое решение. «Мы решили оставить его в первом классе на второй год в надежде, что он «рванет», что учеба у него пойдет, - говорит директор. - И сейчас ситуация гораздо лучше. Тема старается - он настоящий трудяжка». Да и Слепухину удалось приучить опекуна к дисциплине: в этом году Тему привозят в интернат с каникул почти вовремя.
По словам директора, то, что мальчик попал в спецшколу - огромная удача: для него это именно то, что нужно. «Если он закончит наш интернат, то точно выйдет в люди - у него и образование будет, и специальность в руках, массажист, - говорит Шелган. - Многие наши ребята работают медбратьями или массажистами - ездят по всему свету со спортивными командами. Да в какую больницу не зайдите, везде массажисты - это наши выпускники. И если б он выучился на массажиста, он бы и своим родственникам смог бы помогать».



Мечтает выступать на сцене
Звенит звонок на перемену, и мы заходим в класс, где учится Тимоша. Он небольшой: по нормам, в классах для слабовидящих - не более 12 человек, для слепых - до девяти. Первые обучаются по обычной школьной системе (адаптированной для слабовидящих), вторые - по Брайлю (тактильный шрифт для слепых). «Мы начинаем обучать ребенка по Брайлю, если он видит до 10 процентов, - поясняет Шелган. - Тема даже «ШБ» не видит - это уже не проценты, это доли процента».
Тимоша показывает свою парту, учебники, рассказывает, какой предмет любимый (оказывается, математика). Директор этнопарка расспрашивает его, как дела а пауле, кто из родни какого зверя добыл на охоте и загадывает мансийскую загадку. «Важно, чтобы онне забывал свои корни, - поясняет Слепухин.
Пока они общаются, разговариваем с учительницей Темы - она хвалит Тему за старательность. «На контакт с ребятами он хорошо идет, - говорит Наталья Владимировна. - Бывают иногда конфликты, но это не из-за того, что он какой-то народности, а как у всех мальчишек».
Ребята из этнопарка заносят коробку с подарками, которые прислали Тимофея самые разные люди (книжки, игры, игрушки). «Это не только для тебя - для всех ребят, - уточняет Алексей. «URA.RU» присоединяется к подаркам - дарим ему рюкзачок.
Напоследок Тимофей проводит нам экскурсию по интернату: показывают свою спальную комнату, столовую, библиотеку с книгами по Брайлю, спортивный зал, где занимается легкой атлетикой и на тренажерах. Проходя мимо актового зала, рассказывает, что уже выходил на сцену, правда, сам пока не выступал, но мечтает об этом. «Мне нравится в интернате», - говорит он и признается, что скучает по школе и одноклассникам, когда уезжает в пауль.

Андрей Гусельников,
корреспондент “URA.RU

https://ura.news/articles/1036277950
Фото: Анна Майорова

https://www.youtube.com/watch?time_continue=4&v=yDqkgmq8Vbg
 
« Пред.   След. »
Опросы
Случайное фото

Сумерки


Сплав по Режу с коллективом компании "Домотекс" июль '05. Перед отплытием


Сплав коллектива "Уралредмет" по островам Щитовского озера 26 июля. Перспектива и горизонт